Государство взялось за аборты

24

Три года назад во время воскресной службы в церкви был застрелен врач Джордж Тиллер. Его вина заключалась в том, что он делал аборты. Такой степени накала достигли антиабортные страсти в США. Нам пока до подобного далеко, но полемика вокруг запрета абортов набирает обороты и в России.


Защита жизни любой ценой?

Движение «пролайф» («В защиту жизни») на Западе существует уже давно. Одной из основных целей, которые ставят перед собой многочисленные группы, объединенные идеей «пролайфа», является запрет аборта. «Жизнь священна», – утверждают «пролайферы». В этом с ними трудно поспорить, вот только методы, которые используют «пролайферы» зачастую далеки от идеальных. Пикетирование клиник, в которых делают эту медицинскую операцию, и домов врачей – это самое невинное, чем они занимаются. Самые радикальные активисты уже отметились поджогами, взрывами, покушениями и убийствами. С недавних пор «пролайф» появился и в России.

У нас противники абортов не такие «отмороженные», как в Америке, и ограничиваются легальными публичными мероприятиями и агитацией. Хотя некоторые активисты организаций, выступающих за радикальное ограничение искуственного прерывания беременности, успели засветиться в неблаговидных делах иного характера. Так, в этом году за убийство адвоката Станислава Маркелова получил пожизненный срок Никита Тихонов. Тихонов был активистом ультраправой организации «Русский образ», которая активно выступала против абортов.

Закон суров

Неожиданно для многих в России в этом году тема запрета абортов вышла на первые полосы СМИ. Поводом стало обсуждение в Государственной Думе законопроекта «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Закон, инициатором которого выступил Комитет Государственной Думы по охране здоровья, помимо всего прочего, должен был регулировать искусственное прерывание беременности. Он не прошел в первом чтении и был отправлен на доработку, но слухи о предложенных к нему поправках вызвали большой резонанс.

Предложения о том, что аборт должен производиться только с согласия супруга, о том, что будет введено «время тишины», в течение которого женщину будут убеждать изменить решение, и что аборты выведут из перечня медицинских услуг обязательного медицинского страхования, привели к возмущению правозащитников, феминисток и левых политиков. Зато получили полное одобрение Церкви, которая, надо сказать, и стояла за многими из этих поправок. Уже этой осенью законопроект будет рассмотрен Думой во втором чтении.

«Неделю тишины» оставят

Однако большая часть поправок, вызвавших недовольство общественности, в законопроект не попадет, рассказали «Здоровье инфо» в пресс-службе Комитета Государственной Думы по охране здоровья. Из упомянутых выше останется лишь «время тишины». В первой редакции законопроекта, прошедшей первое чтение, его срок был – 48 часов, и распространялась эта норма только на первобеременных. Теперь время «отсрочки» для женщин с беременностью до 11 недель продлено до 7 дней. Для женщин с беременностью более 11 недель «время тишины» будет, как и в первой редакции, 48 часов. Эта норма будет действительная не только для первой, но и для последующих беременностей. В течение этого времени с женщинами будут беседовать специалисты-психологи и социальные работники. Для этого в клиниках будут учреждены (а в ряде субъектов РФ уже и открыты) специальные кабинеты медико-психологической и социально-правовой помощи.

Вместе с тем, как уверили нас, Дума вовсе не ставит своей целью запретить аборты. Такие меры в нашей стране уже предпринимались, и ни к чему хорошему они не приведут, у женщин должно оставаться право выбора. Проблему комментирует Председатель Комитета Ольга Борзова: «Каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве. Это право закреплено в Концепции по реализации права на репродуктивный выбор, охрану репродуктивного здоровья, определенной документами в области прав человека и документами Всемирной организации здравоохранения. К сожалению, как показывает практика 30-50 годов прошлого века, запрет абортов не сокращает их числа. Если женщина решилась на аборт, то отсутствие специализированных заведений и законного права ее не остановит. Невозможность прерывания беременности легальным путем ведет лишь к росту частных подпольных услуг, оказываемых в совершенно неподходящих условиях, без соблюдения санитарных и ряда других мер, что, в свою очередь, провоцирует рост женской смертности».

Вместо ограничения абортов – национализацию промышленности

Пока в Государственной Думе решали, какие поправки в законопроект убрать, а какие оставить, противники ограничения абортов не сидели сложа руки. В России под лозунгом «Мое тело – мое дело» прошел ряд публичных мероприятий. Социальные активисты, феминистки и другие неравнодушные граждане выступили против нового законопроекта. Казалось бы, почти все скандальные поправки остались за бортом, удовлетворило ли это протестующих?

– На самом деле проблема шире, чем исключительно запрет абортов, – рассказала нам Евгения Отто, феминистка, член «Комитета за рабочий Интернационал» и активная участница акций, направленных против законопроекта «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». По ее словам, новый законопроект можно поставить в один ряд с печально знаменитым 83-ФЗ, который сокращает бюджетные расходы на образование.

– Цель нового законопроекта – урезать бюджетное финансирование здравоохранения. Даже если сейчас аборты и не выведут за пределы обязательного медицинского страхования, то принятый в нынешнем виде закон с легкостью позволит это сделать, – считает Евгения. В условиях экономических проблем и на фоне приближающихся выборов власти хотят убить сразу двух зайцев: «оптимизировать» бюджет за счет неимущих категорий граждан и заполучить социальную базу в самых консервативных и клерикальных кругах. Между тем проблемы бюджета вполне могла бы решить национализация промышленности, полагает наш собеседник.

Аборт или контрацепция?

Проблема абортов выходит за рамки чисто медицинской или нравственной полемики, затрагивая сферы политики и экономики. Перед первым натиском радикальных противников абортов Госдума устояла, отказавшись от самых радикальных поправок в законопроект. Вызывает недоумение сама постановка вопроса о запрете искусственного прерывания беременности. Почему бы тогда контрацептивы не запретить? Тезис о необходимости запрета искуственного прерывания беременности часто мотивируется очевидным фактом сокращения населения России. Но разве в этом виноваты аборты? Если бы в нашей стране существовали действенные меры социальной поддержки семьи и материнства, то это посодействовало бы рождаемости куда лучше, чем любые запреты. Но эта тема в высоких кабинетах не дебатируется. Очевидно, слишком накладно для бюджета…

Автор: Евгений Бузев/ «Здоровье инфо»