Пестициды. Опасная необходимость

19

 

Антонина Камышенкова / «Здоровье-инфо»

Проблема повышения урожайности почвы всегда стояла перед людьми, но особенно остро встала она именно перед нашими современниками. Причина тому – утрата части плодородных земель в результате их истощения и порчи, а именно: эрозии, подтопления и засоления, нарушение структуры пахотного слоя и пр. Особый же вред земле принесло химическое и радиационное загрязнение, которое активно происходило в течение последних 50-ти лет. Большая часть этих процессов имеет антропогенное происхождение – то есть в том, что площадь плодородных земель уменьшается, повинен именно человек и его бурная деятельность. Площадь сельхоз земель сокращается – урожай, соответственно, уменьшается. Все это вынуждает человека отчаянно бороться за сохранение и того и другого, хотя у этой борьбы, как и у любой другой, могут быть непредвиденные последствия. Конечно, человек, объявляя очередную компанию за сохранение земель, хлебов и скота, всегда хочет как лучше. Он хочет сохранить, приумножить, повысить, расширить, догнать и перегнать. Но… последствия этой бурной деятельности почему-то получаются все печальнее и печальнее. Взять хотя бы использование в сельском хозяйстве пестицидов.

Пестициды – благое начинание, которым вымощена дорога не туда

В 40-х годах прошлого века эти синтетические органические соединения стали широко использоваться в сельском хозяйстве для ликвидации вредных (опять же с точки зрения человека) организмов, которые портили урожай самых разных сельскохозяйственных культур.

Пестициды – вещества, применяемые для борьбы с вредными организмами. Иногда на основе пестицидов изготавливаются и репелленты. Пестициды делят на группы в зависимости от того, какие организмы они поражают. Гербициды применяют против сорных растений; бактерициды – против бактерий; фунгициды – против паразитических грибов; альгициды – против водорослей. Для борьбы с животными-вредителями используются инсектициды (против насекомых), акарициды (против клещей), родентициды (против грызунов), авициды (против птиц) и т.д. Как правило, пестициды – это яды, но не всегда; к ним относят также десиканты (иссушающие организм средства) и регуляторы роста. Большинство пестицидов – химические соединения, но тоже не всегда; для борьбы с сорняками и вредителями используются также вирусы и другие болезнетворные микроорганизмы.

От пестицидов насекомые-вредители, грызуны, разные грибки и бактерии погибали, урожай сохранялся. Но, когда люди опрыскивали поля с капустой и кукурузой этими веществами, они не знали, что устойчивые пестициды, защищающие растения от вредителей, болезней и сорняков, и сохраняющие тем самым до трети урожая, способны отрицательно влиять на численность и активность полезной почвенной фауны и микроорганизмов. Например, на таких нужных, как насекомые-опылители и насекомые-энтомофаги.

Уничтожают они и насекомоядных птиц, давая тем самым возможность размножаться такому вредителю как, например, жужелица, личинки которой в свою очередь давно уже приобрели к пестицидам резистентность. Наконец, они приводят к гибели многих млекопитающих, обитающих на полях в том числе хищных, нарушая тем самым природный баланс. А самое опасное, что они, сохраняясь в выращенных продуктах и попадая в воду (сегодня они присутствуют даже в грунтовых водах), причиняют вред здоровью человека.

Энтомофаги – паразиты и другие организмы, опасные для насекомых, влияющие на естественное регулирование их численности.

Токсикологи предупреждают, что пестициды могут быть канцерогенами, вызывать мутации в генах и негативно влиять на репродуктивные способности человека, а также на его иммунную систему.

Меры уже принимаются, но достаточные ли?

Очень тревожно, что, несмотря на доказательства о токсичности пестицидов, в последние десятилетия продажи шести самых крупных производителей этих химикатов превысили миллиарды евро, а более 80% их продукции распространяется на рынках Европы.

Хотя нельзя сказать, что мировая общественность отстранилась от проблемы и смирилась с вредом, наносимым применением этих веществ. Например, в США и других индустриальных странах были разработаны и приняты правила применения пестицидов, которые охватывают все аспекты обращения с этими средствами: их перевозку, хранение, ликвидацию пустых емкостей, предельно допустимые остаточные количества и многое, многое другое. Постепенно изымается из употребления целый ряд особо опасных хлорорганических инсектицидов (хлорированные углеводороды), в частности, самый известный и популярный из них – ДДТ. Запрещены и некоторые фумиганты, применявшиеся ранее для газового обеззараживания почвы и хранящегося зерна.

Но главная проблема остается – применение пестицидов не только сохраняется, но и продолжает расти, и тенденция эта, видимо, сохранится и впредь. На повестке дня сегодня стоит вопрос вовсе не отмены использования этих веществ, а вопрос совершенствования новых поколений пестицидов, например, фосфоорганических. Если удастся добиться их сравнительно быстрого разрушения (после обработки ими растений), с последующим превращением в неядовитые и безвредные составляющие, это исключит и остаточные их количества в продуктах питания, а значит, можно будет праздновать полную победу. Но пока это, увы, только мечты.

Ученые взывают к здравому смыслу

Пока химики разрабатывают некий «идеальный», полностью безвредный, пестицид, врачи проводят научные исследования с целью доказать, что пестициды, разрешенные сегодня к применению, чрезвычайно опасны для человека, и что на это нельзя закрывать глаза, ожидая изобретения безопасных аналогов.

Например, ученые из Монреальского университета (University of Montreal), Канада, обнаружили прямую связь между употреблением загрязненных пестицидами продуктов и развитием гиперактивности у детей. Обследовав 1139 детей в возрасте от 8 до 15 лет, врачи выделили из них группу, у которой был выявлен синдром дефицита внимания и гиперактивности (Attention deficit hyperactivity disorder или ADHD). Проведя анализы мочи, исследователи убедились в том, что у тех детей, в моче которых наблюдалась повышенная концентрация наиболее часто встречающегося продукта распада фосфорорганических соединений – диметилтиофосфата, риск развития синдрома ADHD был почти вдвое выше.

Важно еще и то, что источником пестицидов были овощи и фрукты. Именно те, которыми родители, как правило, потчуют детей, будучи уверенными в том, что чадо поглощает сплошные витамины. В частности, по данным Национальной академии наук США на 2008 год, фосфорорганический пестицид карбофос был обнаружен в 28 процентах образцов черники, 25 процентах образцов клубники и 19 процентах образцов сельдерея. Эти цифры можно сопоставить с другими: по информации Американских центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), около 2,5 миллионов детей в США лечатся от ADHD. Общее же количество страдающих синдромом американских детей эксперты оценивают примерно в 4,5 миллиона человек. Отчет об этом исследовании был опубликован в журнале «Педиатрия («Pediatrics»).

Еще одно вещество, относящееся к пестицидам – хлорпирифос – было исследовано американскими учеными, которые выяснили, что оно может приводить к задержкам физического и умственного развития у детей. Исследование было проведено учеными Школы общественного здоровья Мэйлмана при Колумбийском университете с участием 266 маленьких жителей бедных районов Нью-Йорка: Южного Бронкса и Северного Манхэттена, где продукты, содержащие этот пестицид, оставались доступными до его запрета на фермах в 2001 году. В соответствии со специальной системой оценки развития уже у 3-летних детей было установлено, что повышенное содержание хлорпирифоса в организме новорожденных (более 6,17 пг/г в пуповинной крови) приводит к отставанию в психомоторном развитии на 6,5 баллов, а в умственном развитии – на 3,3 балла.

Карбофос и хлорпирифос – инсектициды, относящиеся к так называемым фосфорорганическим пестицидам – то есть органическим производным фосфорных кислот. Они широко применяются в сельском хозяйстве, являясь при этом высокотоксичными для животных и человека. Хлорпирифос запрещен к применению в быту в США и ряде европейских стран, оставаясь при этом разрешенным к применению в сельском хозяйстве. В России он применяется и там, и там. При этом Россельхознадзор следит за тем, чтобы допустимая доза этого пестицида (как и других) не превышалась.

Авторы исследования встревожено призвали специалистов по общественному здоровью и политических деятелей США к решению проблемы нейротоксичности химиката. «Хотя он запрещен в быту, этого явно недостаточно. Необходимо пересмотреть разрешение на его использование в сельском хозяйстве», – подчеркнула автор исследования Вирджиния Раух (Virginia Rauh).

Так или иначе, проблема использования пестицидов остается весьма острой и особый драматизм ситуации в том, что человек не готов отказаться от этих веществ, но в то же время – не может пока полностью их обезвредить ради себя же самого. Остается надеяться толь лишь на то, что идеальный пестицид будет, наконец, найден, причем найден тогда, когда последствия поглощения нами ныне существующих пестицидов будут еще обратимы…