Выступление Елены Малышевой в Совете Федераций

33

Прежде всего, хочу со всеми поздороваться и поблагодарить за то, что мне предложено выступать на этой площадке. А также хотела бы попросить тех, кто отвечает за технику, дать возможность мне видеть слайды, которые вы будете показывать. Итак, название комитета в рамках которого проходит собрание начинается со слов: «Конституционное законодательство» – вот эти слова, может быть, самые главные.

Мое выступление будет посвящено тому, от чего все-таки в конечном итоге, зависит здоровье граждан. И кто, и каким образом на него влияет. Поэтому начну я с Конституции, с основного закона России. И напомню вам ту самую статью, которая гарантирует нам право на охрану здоровья и медицинскую помощь, и специально отмечает, что особенно поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека и экологического, санитарно-эпидемиологического благополучия.

А вот теперь, что же все-таки такое здоровье человека? На 80% оно зависит не от того, есть томограф в больнице или нет, а от того, какой образ жизни человек ведет, и от того, насколько информирован он о своем здоровье, и насколько образован он в этой сфере. Это принципиально важно понимать, потому что зачастую вопрос лекарственного обеспечения мы сводим непосредственно к доступности лекарств. Так вот, задача соблюдения этой статьи Конституции не только в том, чтобы небольшому проценту заболевших людей были доступны лекарства, но и в том, и при этом прежде всего в том, чтобы огромному количеству людей, которые считают себя здоровыми, огромному количеству детей, здоровье которых зависит от образованности родителей, была доступна прежде всего информация о том, что им необходимо делать, чтобы быть здоровыми. Поэтому, запомните, пожалуйста, эту цифру, понятные данные, на 80% здоровье человека зависит от образа жизни и уровня его образованности. По некоторым данным на 90, но как бы там ни было, несмотря на то, что я врач, могу еще раз повторить: на 10-15-20% всего лишь наше здоровье зависит от того, в какую больницу в своей драматической ситуации мы попали. Поэтому все мое выступление будет посвящено вот этой глобальной зоне ответственности по соблюдению этой статьи Конституции.

Итак, еще раз напомню: деятельность, способствующая укреплению здоровья: на 80-90% – это просвещение и получение информации. Санитарно-эпидемиологическое благополучие на 80-90% – это иммунизация и вакцинация детей и ранняя догоспитальная диагностика болезней– это принципиально важно понимать. А вот теперь в каком законодательном поле оказались мы: прежде всего, врачи и, конечно, люди, которые занимаются медицинским просвещением на самых разных каналах телевидения, на радио и в средствах массовой информации. Последняя редакция закона запрещает фактически любую информацию о здоровье, о лекарствах, методах профилактики и диагностики, лечения и реабилитации. То есть, сегодня публично запрещено все, даже профилактика, то есть даже сказать по телевизору: «Товарищи, детям нужны вакцины», в принципе, соблюдать закон о рекламе я, как телеведущая и врач не имею право. Я искренне потрясена этой редакцией, поскольку она вступила в силу, и знаю, что это уже обсуждалось в Государственной Думе в Профильном комитете. Но после введения этой поправки, Антимонопольный комитет был вынужден дать специальное разъяснение, потому что сегодня, фактически, вы не имеете права даже опубликовать информацию. Например, о больнице, там скажем, о Боткинской больнице, что это больница, в которой есть эпидемиологический центр, в которой крупнейший ЛОР-центр, в которой крупнейший урологический центр, по закону вы на это не имеете права, потому что это услуги.

Антимонопольный комитет был вынужден ввести понятие «деятельность», то есть, написав такой закон, теперь огромное количество людей прикладывают усилия, чтобы хоть как-то найти какие-то лазейки. Еще раз повторю: сегодня запрещена реклама всего, включая профилактические мероприятия, методы диагностики, лечения, и реабилитации. Нонсенс, в котором мы оказались.

Это не все: запрещено использовать образы медицинских работников, образ врача. То есть я, например, являюсь профессором и доктором медицинских наук, являюсь врачом, закончившим мединститут, фактически нарушаю закон о рекламе, ведя программу «Здоровье» и «Жить здорово» – это тоже надо хорошо понимать. Никто не делает разницы между образом врача, то есть артистом в халате, и настоящим врачом, который, собственно говоря, призван просвещать, лечить и информировать людей о состоянии их здоровья. В результате ситуация сложилась так, что люди оказались полностью лишены информации, потому что вы должны понимать, что реклама, как бы ни боялись этого слова в России, – это краткая 10-30-секундная информация, которую человек получает в постоянных повторах и от этого ее запоминает.

Я отношусь к людям, которые с огромным уважением относятся к рекламе. И могу напомнить женщинам России, что до появления рекламы о прокладках с крылышками и без, женщины России не имели средств гигиены вообще никаких, а пользовались тряпочками, ватками и бог весть знает чем еще, о чем сегодня страшно вспомнить. Молодые мамы до наступления рекламы детских подгузников и памперсов не имели представления о том, что кроме марлечки, которую надо прогладить с двух сторон, существуют современные средства гигиены.
Сегодня, после принятия этого закона – все вне закона. Тем не менее, люди же должны откуда-то черпать информацию. И тут, с удивлением мы обнаруживаем, что на первый план выходят, по сути дела, магазины, которыми и являются аптеки, и аптекари, фармацевты или провизоры начинают давать советы всем: как лечиться, что пить и так далее. Напомню вам, что это бизнес в чистом виде, когда этих людей даже называют первостольниками, и они финансово поддерживаются за агитацию людей купить тот или иной препарат в России.

Итак, это теперь основной источник информации – не врачи, не продуманные юридически грамотные вещи, а мнение человека, к которому больной зашел в аптеку. Второй источник информации – это советы кого угодно, где угодно и по любому поводу: вы можете найти их в интернете, вам могут рассказать – вариации там самые разные. Могу вам привести пример, например, как лечить цистит, так как этому была посвящена наша программа. Пример такой: «Возьмите кирпичи на стройке, нагрейте их до высокой температуры, сядьте на них и сидите, пока кирпичи не остынут» и так далее, и так далее. Сегодня случилось так, что мы, врачи, в законодательном поле оказались полностью отстранены от любого типа информации. И это горестно и грустно, друзья.

Еще раз напомню вам, как в законе о рекламе определяется реклама: «Реклама – это информация, распространенная любым способом в любой форме». То есть, если сегодня я делаю цикл программ, например, о лечении гипертонической болезни, и называю классы лекарств, которые там используются, в принципе я нарушаю закон о рекламе, потому что эта информация, это можно признать рекламной информацией, я являюсь врачом, это тождественно образу врача, таким образом, все нарушено, что возможно.

Более того, в параллель продвигаются поправки к нашему закону о рекламе, они посвящены оккультно-мистическим услугам в сфере здравоохранения – это действия, немедицинского характера, которые осуществляются лицами, не обладающими специальными знаниями. Внимание, то есть им можно, а нам, врачам, нельзя. Значит они не обладают специальными медицинскими навыками и знаниями, но их деятельность направлена на излечение пациентов с помощью сверхъестественных способностей. Кто же может получить на это право, как вообще легализоваться? Оказывается, что любой гражданин может получить разрешение, выданное органом исполнительной власти субъекта РФ. То есть, фактически, мне, например, сейчас лучше всего двинуться в субъект Федерации, объявиться оккультно-мистической услугой и получить легальное право что-нибудь вещать, потому что как врач я этого не имею право делать. Вы знаете, я специально нашла вот эту картинку с разбившимся самолетом и хочу напомнить всем, что никому в голову не приходит представителей оккультно-мистических услуг сажать за руль самолета, потому что очевидно, что самолет может разбиться. Как вообще можно думать о таких поправках и кому в голову это пришло в XXI веке. В XXI веке, когда у нас сегодня умерла своей смертью программа «Малахов +». Где советы были из этого разряда. Если у вас болят суставы – отварите курицу, выделите косточки, закопайте их в землю, в глиняном горшочке, возьмитесь за руки, ходите кругом и говорите: «Кости, кости вывожу».

Программа умерла сама, я это подчеркиваю. Это говорит о полной утрате интересов у зрителей к этому роду деятельности. Кому это выгодно я не знаю. Я еще могу предположить, что запрет на участие врачей. Запрет полный на профилактику, диагностику на все. Может быть, может иметь  лоббистов, скажем, в аптечном лобби, но кто вот это пропагандирует и лоббирует, я даже не могу себе представить.

Таким образом, сегодня мы живем в такой ситуации, когда вся информация запрещена в последней версии закона о рекламе. Между тем, остается доступность тех лекарств, запрещенных к рекламе. Причем их можно купить в аптеке как по рецепту, так и без рецепта. Остается доступность всего, с чем мы боролись столько десятилетий, и, конечно, возникает вопрос: что делать? Я считаю, что некоторые меры есть неотложные, потому что они связаны с информированием человека о том, что его спасет, а что убьет. И напомню вам, что в России сейчас идет эпидемия кори – болезни, которая считалась побежденной всемирной организацией здравоохранения. Заболевают не иммунизированные и не вакцинированные дети. И мы нечего не сможем сделать, потому что я врач теперь не могу говорить сделать прививки – это реклама профилактических мероприятий. А я как представитель оккультных наук могу посоветовать зарыть кости в глиняном горшочке в землю. Поэтому я считаю, что есть немедленные меры.

Первая немедленная мера – это немедленное разрешение рекламы и информации обо всех профилактических мероприятиях, о методах диагностики, лечения и реабилитации. Это не нарушает ничьих прав. Это позволяет человеку иметь информацию о том, что на 80-90% определяет его здоровье. Я считаю, что в немедленном порядке, в законодательном, нужно отделить образ врача, то есть человека, не имеющего образования и надевшего белый халат, от реальных врачей, которые обязаны заниматься просвещением. И это сегодня основной тренд нашей медицины и нашей страны – спасение национального здоровья.

И специально показала вам, что гениальный доктор Хаус не эквивалент доктора Рошаля, потому что один долго учился, а другой – прекрасно сыграл роль.
И наконец, конечно, нужно невероятно быстро подумать, как разрешить всем медицинским программам использовать абсолютно всю информацию, такая возможность есть, например, если ввести лицензирование в медицинских программах, которые также, как и профессиональные медицинские издания, смогут рассказывать людям. Но если мы этого не сделаем, то просто напросто мы становимся страной, которая живет в XVII веке, даже не в XX.

И наконец, последнее: информация любая обо всем  должна быть доступна абсолютно всем людям. Информация должна быть доступна, касается ли это профилактики, диагностики, лечения или реабилитации. Вся информация должна быть разрешена. Более того, я абсолютно убеждена, что должна быть разрешена и информация, и реклама рецептурных лекарств. Есть одно ограничение, существующее в цивилизованном мире. Эти лекарства ты не можешь купить ни в одной аптеке мира, неважно Европа это или Американский континент, ты не можешь купить лекарства без рецепта врача. И аптека знает, что если тебе продали лекарства без рецепта – аптека будет лишена лицензии. Потому что вот этот закон, он является, ну, во-первых, с моей точки зрения, опасным для соблюдения основной статьи Конституции, гарантирующей нам не только здоровье, но и доступность информации о здоровье. А, во-вторых, это самое главное – это фиговый листочек, которым пытаются, что то прикрыть. Также, кстати говоря, как и закон о борьбе с алкоголизмом. Потому что я приветствую запрет рекламы алкоголизма. Но если 12 летнему ребенку продают бутылку водки, то, извините меня, это никчемный закон, потому что нужно лишать лицензии на продажу спиртного, тех, кто это продает, сохраняя норму запрета рекламу наркотиков и алкоголя.

Поэтому я хотела часть нашей сегодняшней встречи посвятить именно тому, от чего зависят 80-90% здоровья людей – информированность и образованность людей в области своего здоровья. А это требует абсолютной доступности информации и абсолютного разрешения рекламы всего. Я абсолютно убеждена, что поправки, о которых я говорила, должны быть внесены немедленно, потому что вред от них чудовищный, и вред называется – эпидемия, и ничего другого.